Badula (badula) wrote,
Badula
badula

Сладкое

Или пришла, в конце концов, пора рассмотреть таки всю неохватность глубины культурного богатства этого народа-миллиардера.

Прямо с духовной его близости к нашему русскоговорящему народу-победителю, народу-герою, народу-Сусанину. Сладкие детские воспоминания эпохи Леонида Ильича Брежнева, поди, не из всех ещё до конца выветрились безвозвратно? Воспоминания о полном рте сухого молока, слипающегося в сладкие комки, которые пол дня можно отковыривать языком от зубов…

Вот и в детстве индусского народа было точно такое же сухое молоко, была варёная сгущёнка, было выколупывание руками червяков из зловонной городской речки. Много чего было и всё оно прямо кажется родным и своим собственным, неповторимо оригинальным, не смотря на очевидную вторичность. Их больше, они первичней.

Вот коробка. В коробке лежали конфеты. Простые конфеты, сделанные из той самой варёной сгущёнки, смешанной с тем самым сухим молоком и скатанные в неровные катыши натруженной ладонью Бабусинха.

Коробка заслуживает тщательного и неоднократного прочтения от и до. Каждое слово на коробке несёт в себе нехватного размера культурное сообщение об особенностях жизни чуждого народа. Особенности эти попадают в нетренированный глаз увешанного гламурной фототехникой туриста редко или никогда. Смотрел в книгу, видел фигу, оставил на память яркость фигиной раскраски.

Оффсетной полиграфией с полумиллиметровым сдвигом и без намёка на маркеры выходцев из СССР удивить не получится, поэтому на неё обращать внимание бессмысленно. Обилие шрифтов, загогулинок, теней и тщеславных знаков нам всем встречалось на этикетках перестроечных водок. Сам Бабусинх ворованным Фотошопом коробку и нарисовал, понятное дело. Даже напомнить о защищённости своих авторских прав забыл. В его мире на это наплевать. Интересность начинается там, где товар, сделанный для потребления бабусинховым соотечественником, упакован в коробку без единой индусской буквы. Стопроцентный колониальный английскиий язык. "Not to be scale" на наш язык переводится "Не быть чешуёй", а означает всего-лишь "Not to scale".

Что not to scale, так no shit, как говорится. Относительные размеры городского полицейского участка и старой автобусной остановки за то говорят визгливым криком. Карвар Роуду, Бангалор Роуду и Хубли Сити повезло, их назвали. Двум другим дорогам, упирающимся в тот же перекрёсток удачи выпало меньше и они остались безымянными. Местные жители, наверняка, говорят "вторая после Хубли и по ней до большой ямы у синего забора".

Магазинов у Бабусинха два — Единственный Магазин и Магазин Номер Один. Магазин Номер Один главней, потому что в нём Бабусинх может ответить и по своему мобильному телефону. Поэтому, адрес Магазина Номер Один набран покрупней. Зато, в адрес Единственного Магазина получилось впихнуть название штата.

Адреса обоих магазинов обьясняют почему "у синего забора". Единственный Магазин расположен возле храма Великого Рамы, а Магазин Номер Один — напротив старой автобусной остановки. По обоим адресам, наверняка, можно отправить какую-нибудь открытку или бандероль, которая будет доставлена.

За свой продукт Бабусинх получил четыре медали. В 1925-м, 1999-м, 2001-м и 2002-м годах. Последние две медали выписаны персонально правителями целой страны, выделившими катыши Бабусинха из всех остальных предметов национальной гордости.

И вот интересно, сможем ли мы — русскоговорящие потомки Александра Сергеевича Пушкина и Льва Николаевича Толстого обнаружить в своём культурном багаже товар, до такой же степени раскрывающий наш национальный образ жизни, нашу балалайку, нашу матрёшку, нашу косоворотку, нашу Улицу Октябрьской Революции, в конце концов, а?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments