July 22nd, 2008

spongebob

всунутое в воду, выпирает

Сердцем я понимаю, что это не завод химического оружия, как хотелось бы вообразить и поверить, а фабрика, перерабатывающая рыбьи кишки и пищевые отходы в шоколадные конфеты, но ум восторгается количеством выхлопных газов, а нос приходит в экстаз от смрада.

И хозяева штата, небо которого коптят такие вот уродства, запрещают мне, исправно платящему налоги, несущему деньги на оголубление водоёмов и спасение планеты от углекислого газа, купить канистры для бензина. Сделанные по всем понятиям, а не фуфло из универмага Target. Требрования эко-фашистов из Air Resources Board, дескать, на военные канистры не распространяются. А то, что гражданская канистра по шву может лопнуть от лёгкого удара и в воде тонет из-за отсутствия воздушного кармана, никого не волнует.

Придётся в Канаде искать. Там законов нет и купить можно абсолютно всё.

А вдоль дорог ходит мясо. Поимка, конечно, запрещена, потому что оно сейчас размножается. Размножается почти как человек, между прочим. Телёнок беспомощный валяется в траве без движения, ноги во все стороны торчат как у паука, жуки по нему ползают, а мамка где-то шляется. Иногда приходит чтобы с боку на бок чадо своё перевернуть, языком его облизать и покормить. И опять на гулямбу.

spongebob

Intergalactic menopause

ежечасно наполняя полость рта дымом, смываешь его в глубины своего тела так выглядит напутствие что ты смахнёшь вырываясь из сна в момент когда они назовут твоё имя у тебя уже нет сил замечать разницу между виденьем непривычного и разрушением всего
что у тебя и так есть

Тыдыщ-тыдыщ! Два глухих удара один за другим. Сначала на землю падает челюсть, потом её хозяин.

Впечатлительные люди. Увидят какое-нибудь произведение природы и валятся на землю со стуком. По земле разбегаются сейсмические волны. Потом с земли по пространству расползается протяжный ах.

А я не могу делать ах на природу. Потому что чёрствый как забытый на подоконнике две недели назад ржаной пряник. Зубы сломать можно и на боку мёртвая и засохшая зелёная плесень напоминает о былой жизни в полиэтиленовом пакете.

Но если у кого ах, то добро пожаловать ахнуть в графство Гумбольта. Прямо на Проспект Великанов. Там есть такие деревья, на которые хотелось бы ахнуть, если бы моглось. Тридцать миль на нашем крайнем севере. Местами не видно неба и почти везде пахнет не промышленными отходами, а испаряющейся с растительности летучей органикой. Говорят, она даже для здоровья полезна. Каким боком — не говорят, но если да, то на целый год можно нанюхаться за один час.

Из покупок сегодняшнего дня особенно выделяются три книжки. За счёт предприятия, конечно и ради его блага. А то, что это наверняка наихудший выбор, так вы и сами когда-то были идиотами и с чего-то начинали. Так что, не особо воображайте.

Начитаюсь и тоже буду умным.

  

How does one discover a new drug for a malady that does not exist in experimental animals? Drugs that interfere with sleep, or with appetite, or with some infecting bacterium, are naturals for animal screening, in that animals sleep, eat and can be easily infected. But there are lots of syndromes that involve a state of mind, and these are uniquely human. Many of the psychopharmacological anti-this and anti-that agents address ailments such as anxiety, psychosis, paranoia, or depression, which are only known in man. So how does one discover a new drug in areas such as these? If one has in hand a drug that is known to be effective in one of these human ailments, an animal assay can be set up to give some measurable response to that specific drug, or a biochemical property can be rationalized as being related to a mechanism of action. And with the known drug as a calibration, and restricting your search to structurally related compounds, you can find structural relatives that give the same responses.

But how does one find a new class? One way is to kind of stumble into it as a side-line of human experimentation with new psychedelics. But it is really difficult to pick up the clues as to what will be a good anti-depressant if you are not depressed.