October 9th, 2007

spongebob

Благотворительно

Every single commodity that you produce is a piece of your own death.

Если кто забыл, октябрь наступил и Bridge School Benefit не за горами. Продажа билетов начинается сегодня. Арена большая, но не резиновая, хорошие места заканчиваются быстро. Металлика на сцене за благое дело и недорого случается не каждый раз. Ну или унылая девица Спектор, если вдруг она кому ещё интересна.

Дело благое, а на благие дела деньги давать не просто не западло, а спиритуально и буржуазно даже по мнению Брукса. Так что не скупитесь, пока есть возможность.

Чтобы подкрепить собственную буржуазность благим делом, я персонально защитил планету от углекислого газа. Опять. На концерт поеду нанося скомпенсированный ущерб здоровью планеты.

Кто-то где-то посадит от моего имени несколько деревьев. Самому марать руки об почву пока сложно. Да и плохо на то посмотреть могут, если я начну где попало деревья сажать.

Бездуховно, приобрёл и съел китайскую булочку с яйцом и сладостью. Пусть мне теперь кто-нибудь объяснит как азиат делает варёное яйцо от и до чёрным. Продавец не знает, но он и китайским языком, похоже, не владеет, а пекаря на месте не оказалось и мне кажется, что с ним не удастся объясниться через языковой барьер. Надежда на умных, всё знающих людей.

Булочка, кстати, весьма вкусная. В китайской булочной почти всё весьма вкусно. Даже нелепого розового цвета рогалики с месивом из семян лотоса внутри. Пахнут одеколоном, но на языке приятны.

spongebob

Ближний восток

А вот сегодня, кстати, Бейрут выпустил новую грампластинку. Не вчера и не месяц назад, а сегодня. Вот она какая:

The Flying Club Cup

Звучит по-бейрутски, что хорошо. Бейрут хорош. Фамилия главного участника немного подкачала, но всё остальное хорошо. Без перегибов, без недоделанности и без лишнего молодецкого задора. Будет проезжать через вашу деревню, сходите. На сцене Бейрут тоже хорош.

На сцене вообще почти всё хорошо. Со сцены я могу слушать то, что в записи не получается. Джаз, например. С джазом у меня вообще сложно. Приучать меня к джазу начал учитель. В музыкальной школе. То есть, после школы. Я после школы пытался освоить игру на гитаре и ходил к учителю домой заниматься.

У Седариса был учитель-карлик со злым голосом, а у меня нормального роста человек с любовью к джазу и английскому языку. Ну и занимался с несмышлёным мной после каждого урока сначала джазом, потом языком. Ни то, ни другое впрок не пошло. То есть, что такое музыка джаз я научился понимать, поверхностно запомнил каким путём гортанные крики рабов превратились всего за несколько десятилетий в запредельно элитистский жанр, даже научился на слух отличать закрытый квадрат от незакрытого и кричать лажающему импровизатору "Закрывай квадрат, дубина!" Но любовь не выросла, рокнрол победил. С языком совсем ничего тогда не вышло. Ум запоминание конструкций не осилил.

Потом был коротенький период тусования в ленинградском клубе любителей джаза, где пришлось поить музыкантов коллектива "Ленинградский Диксиленд" грузинским коньяком "ОС" и несколько походов на разные региональные фестивали джаза. Потом всё.

А со сцены хорошо.

Со сцены почти любая какофония звучит хорошо. Композитор Zorn только не звучит без большой дозы изменяющих сознание препаратов, поэтому к нему в зал всегда идут как следует подготовленные слушатели, среди которых себя можно ощутить неуютно. Но то — авангард. В авангарде пусть будет молодёжь. А я уже пожилой. Мне даже алкоголь в гастрономах продают не спрашивая удостоверение.

Over 21. Жизнь прожита.