November 7th, 2006

spongebob

Пушкинское

А дрянь за тобой вытирать кто будет? Пушкин?

Руский Народ

Пушкин. Как много в этом звуке для сердца русскоязычного сбылось, как много в нём переплелось, как слон, ишак, лиса и лось.

Сложная для описания словами череда событий жизни привела к попыткам восстановить в памяти особенности жизни, творчества и социального происхождения горнила русского слова, столпа четырёхстопного ямба, властелина амфибрахия, или как его там. Попытки не увенчались ни деньгами, ни славой, ни успехом. В самом деле, что я, как русский народ, знаю о своём столпе? Что о столпе знают другие? Да почти ничего.

Все знают, что Александр Пушкин был Сергеевичем, но все знают и то, что никакого Сергея Пушкина не существовало. Великий русский поэт произошёл каким-то загадочным путём прямо от своего дедушки-канибала, минуя родителей и был воспитан наёмной старухой-няней, которую быстро споил и от которой остались только странное имя и буря мглою небо кроет. Полный коллапс.

Относительно происхождения Пушкина, я выработал собственную теорию. Как вся русская литература, Пушкин вышел из шинели Гоголя. Люди пытаются думать, что выход из шинели — красивая метафора и что шинель — это не тяжёлое суконное пальто, а художественное произведение о том, как мелкий чиновник помер от недостаточности своей зарплаты.

Смехотворно. Мелкий бюрократ при царском режиме был основой существования государственного строя и отменно снабжался пищей и одеждой. Русская литература вышла из шинели украинского литератора буквально. Как моль. Крылатые насекомые Старик Державин, Пестель, Кюхельбеккер, Чайковский, Достоевский и Пушкин с громким жужжанием вылетели из заплесневелого мундира, отгрызли друг другу крылья и принялись творить что есть духу.

Кончина поэта Пушкина описана значительно подробней, чем происхождение. Молодой и красивый француз отнял у литератора жену, а когда тот начал в отместку строчить обидные памфлеты, исполненные желчи и ксенофобии, застрелил недрогнувшей рукой.

Про эти события я даже смотрел, будучи совсем ещё карапузом, какой-то телефильм. Из полутора часов экранного времени, не прерываемого, кстати, рекламой зубного порошка и лыжной мази, в долговременную память врезалась одна сцена. Самая финальная. Всепоглощающая тьма, свирепый русский мороз-генерал, ветер-ветер ты могуч, снег, ямщики в тулупах с серыми от чернобелости телевиденья рожами... И вдруг происходит Событие. Гремит тревожная музыка, какие-то люди начинают суетиться впотьмах, ветер свистит злее обычного, звенят колокола и один ямщик спрашивает другого: "Что, типа, случилось-то?" На что тот другой высокомерно отвечает: "Да иностранцы Пушкина убили".

"А кто такой этот Пушкин?" Ответ на этот фундаментальный вопрос в телефильме не прозвучал. Осведомлённый простолюдин просто махнул рукой на спросившего. Умалишённый, как ему объяснишь подлиное величие?

Я это всё к чему написал? Ни одна живая собака не станет разбирать гадюшник, который я развёл на своём рабочем месте. Пушкин мог бы пособить, но благодаря французам, у нас нет даже Пушкина.

Как быть?