Badula (badula) wrote,
Badula
badula

Невидимое

Сначала хотел какой-то обширный текст написать, а потом посидел немного и передумал.

Отсутствие противоореольной маски на этой плёнке прямо сразу заметно. Ореолы прут аж за границу кадра. По этой причине и потому, что в основе нет противосветоводного пигмента, заряжать это дело в камеру можно только в полной темноте. Иначе, света, попавшего на торчащий из кассеты хлястик, хватит чтобы всю плёнку мерзко засветить.

Второй момент — хоть Кодак и советует выставлять под солнечным светом и красным фильтром номер 25 чувствительность в 125, люди не врут и правильно говорят что 200 првильней. В любом случае, экспонометры инфракрасный свет не меряют и приходится делать вилку всякий раз. Снимать без красного или оранжевого фильтра — впустую тратить недешёвый материал. Даже ночью. Ореолы получаются, но в целом, результат мало отличается от обычной чёрно-белой плёнки.

В небе гораздо больше воды, чем её видит глаз. Белые разводы над деревьями — облака, которых в чистом небе не было видно. Листья и трава белые из-за какой-то сложной инфракрасной флуоресценции хлорофила. Красные помидоры, сливы и другие ликопеновые растения тоже получаются белыми. По схожей причине.

Теперь цветное. Плёнка на планете одна. Чёрно-белых тоже не весть сколько и интересная только кодаковская, но тут нет совсем никакого выбора. EIR и всё.

Разрабатывали для военной разведки. Чтобы советские танки, сливающиеся с местностью от местности отличать. Все три слоя чувствительны ко всему спектру, но немного по-разному. Вся растительность получается ярко-сиреневой. Остальное — как получится. Чем голубей, тем ближе к правде.

С широтой беда. Недодерживать нельзя, передерживать нельзя. Ни тёмное, ни светлое не вытянуть. Кодак рекомендует делать вилки пошире. Без жёлтого фильтра номер 12 снимать бесполезно, вместо фальшивого многообразия цветов, всё выходит синим и голубым.

Сложностей с цветом много, а интересность результата — так себе, чтобы не сказать энергичней. Ещё и двадцатка за сырой рулон, тонкая основа, не годящаяся для машинной заправки в рамки и нежелание возиться у большинства лабораторий. На цветном ставится крест, таким образом.

Чёрно-белое пока можно продолжить. Проявлять его можно дома, в бачке разными проявителями, проявляя своё творческое начало. Рулон с самолётами проявлен обычным ядовитым и едким проявителем D-76, отчего вылезли кондовое зерно и контраст. Проявляя T-Max'ом, зерно можно заметно уменшить.

Это всё про плёнку. С плёнкой хорошо, её в камеру можно и такую заряжать и сякую. Щёлкал бы затвор. С расползающейся во все слои общества цифровой заразой сложней. Любая матрица чувствительна к любому свету, от ультрафиолетового до где-то тысячи двухсот нанометров инфракрасного. Если всё это добро, проходящее через объектив, допустить до матрицы, картина получится фееричная. Более фееричная, чем потребителю нужно. Поэтому, перед каждой матрицей ставят специальный фильтр. Снять что-то инфракрасное становится сложно. Нужно надевать непрозрачный фильтр типа 70, 89b, 87c или 72 и сильно растягивать экспозицию, не имея возможности даже резкость навести.

Запросы тех, кто решил что инфракрасное — это достаточно интересно, чтобы платить деньги, удовлетворяют кустари, вынимающие из камеры hot mirror и вставляющие вместо него один из инфракрасных фильтров. Вот аж два: maxmax.com и LifePixel. Удовольствие почти необратимо и стоит 250-400 долларов.

Последнее слово о том, что это не. Инфракрасные лучи, испускаемые тёплым и мягким живым человеческим телом, находятся очень далеко от тех, которые фиксирует инфракрасный материал. Человек излучает 10000 нанометров, а плёнка видит 600-1100. Бытовое тепловиденье стоит тысяч десять.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments