Badula (badula) wrote,
Badula
badula

Гламурное

Barbie. You know her — the Barbie doll. She's the feminine ideal aspired by generations of little girls who dream that their grown-up lives will be like that of Barbie's fantasy world.

Ну что, инженеры и научники, есть мысли что на этой планете служит самым наиархипопулярнейшим субъектом навылет сквозь всю историю фотографии? Цветочки? Пейзажики? Котики домашние, в таз с песком нужды свои справляющие? Дети с трогательными глазами? А вот фигу. Женщины. Только они. Потому, что мир так пока устроен, что хозяева в нём мужчины, а мужчин кроме женшин ничего не интересует вообще. Хоть они и врут иногда, что на частицы, из ускорителя со свистом вылетающие, смотреть в тысячу раз интересней. Или рыбу из реки вытаскивать.

Агащас.

Каждый инженер или учёный сегодня, по совместительству, фотоартист. Потому, что двадцать первый век на дворе, а не какой-то там двадцатый и фотоаппарат больше не означает знакомства с вонючими химикатами, красящими пальцы рук в жёлтый цвет. Теперь всё происходит сразу. Клац и готово. Четыре гигабайта женщин в час, если они пришли.

Приходят не ко всем. Потому не ко всем, что хоть это звучит и странно, женщинам не безразлично как они выглядят на фотографиях, которые будут рассматривать мужчины. Чем больше мужчин вовлечено, тем более небезразлично, понятное дело. Что делать? Учиться, вот что.

Времени на настоящую учёбу у профессионалов нет и другие профессионалы пишут книги о том как. Профессионал Эймс написал эпохальную работу, которую он даже не стал прятать под какое-нибудь умное название. Назвал просто "Как доводить сфотографированных женщин до кондиции".

Работа по-настоящему великая. Профессионал, к которому ведут настоящих моделей, чтобы они ходили перед ним голыми, сверкая задницами и бриллиантами, делится самыми сокровенными секретами своего мастерства, но величие в другом. Величие работы в том, что с самого начала профессионал даёт понять, что в его профессиональный мир соваться поздно.

Простенькая, казалось бы, женщина, даже не полураздетая, а требует с ума сойти какого количества всевозможных источников света, нагромождения ящиков, рулонов разноцветной матери и паутины проводов вокруг себя, чтобы не понятно что даже и получилось бы из неё.

Постепенно погружаясь в мрачный мир гламурной фотографии, читатель не раз задаст себе вопрос "А не лучше ли продолжать щёлкать цветочки и стрекозок?" на который не раз даст себе прямой и откровенный ответ что нет, не лучше. Ну кому нафиг нужны стрекозки?

В общем, ставим рядом пластиковый идеал и живую гламурную модель Минди, на которой три часа профессионалы рисовали лицо, причёсывали волосы, выдирали телесный пух, полировали ногти, шпаклевали эпидермальные нерегулярности и закрашивали прыщи. И? Не смотря на все ухищрения, модель не тянет. Руки толстые, шея жилистая, глаза мрачные и неяркие, живот в буграх, морщины носогубные что у Леонида Ильича Брежнева, рёбра торчат во все стороны, ноги срастаются одна с другой задолго до положенной отметки и по всей полированной коже какие-то кровеносные сосуды проступают. Ужас да и только.

Бытовой инженер, конечно, оставил бы всё как есть, потому что что естественно, то не безобразно. Ни одна модель к нему больше и не пришла бы, хоть он башкой по радиатору парового отопления минорные гаммы высекал бы от желания. Профессионал знает что нужно сделать и составляет план.

План обширен и требует понимания работы почти всех механизмов улучшения изображений, встроенных в великую программу Фотошоп.

Профессионал рисует морозящие маски в разжижающем фильтре, правильно выбирает жёсткость лечащих кистей, настраивает кнопки своего электронного пера так, чтобы забирать образцы кожи, не касаясь компьютерной клавиатуры, лечит, отбеливает, перекрашивает, разглаживает, смещает, опять лечит, добавляет шум, смешивает и клонирует. Даже цвет переносит с трусов на губы, потому что визажисты не могут до конца гармонично эти губы выкрасить.

В результате, получается вполне модельно выглядящая модель с живым взглядом, с правильной округлённостью где надо и плоской плоскостью где округлённость не нужна, без выпирающих костей и сухожилий. Была бы офицером, тянула бы на целого подполковника.

Разумеется, к такому фотопрофессионалу придут все остальные модели. Не потому, что им красота на изображении интересна, а потому, что чем качественней обработка, тем больше циркуляция конечного печатного продукта и тем больше отчислений получит модель на свой банковский счёт.

Писатель Носов денежный момент в отношениях художника и моделей вынужден был опустить, когда описывал похождения карлика художника в городе, населённом карлицами и свёл карлицкие требования нарисовать их красиво в ущерб реалистичности к немотивированной тяге к прекрасному.

В общем, пацаны, продолжаем фотографировать речки и чернозём. Все гламурные позиции заняты до нас. Книжку, тем не менее, купите. Книжка хорошая. Несколько вечеров своего послеофисного времени можно книжкой занять, осваивая трюки, которые никогда не доведётся применить в своих интересных личных целях.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments